Срок годности силиконовых имплантантов

Что спрятано под оболочкой импланта?

Импланты могут быть заполнены солевым раствором или силиконовым гелем. Оболочка солевого и силиконового импланта состоит из прочного силикона. Она имеет высокою стойкость и не представляет угрозу для здоровья.

Несмотря на то, что оболочка обоих видов имплантов сделана из силикона, а наполнители разные, солевые импланты такие же прочные, как и силиконовые. Отличатся они в эластичности. Солевые импланты более доступны в цене и более мягкие. Силиконовые импланты, более упругие и лучше держат форму.

Причины возможной замены или удаления импланта

Подумайте об оболочке имплантата как о коже лица. Можно определить образ жизни человека по его морщинам на лице. Эти морщины появляются вследствие повторения одинаковых действий много раз. Например, от смеха или из-за прищуривания. То же самое может произойти с имплантами.

Когда оболочки взаимодействуют друг с другом долгое время независимо от наполнителя имплантата, на нем формируются «складки». Целостность оболочки может повредиться, что в конечном итоге может привести к разрыву.


Другая причина, по которой грудные импланты могут быть заменены, вызвана затвердением груди. Это называется капсульной контрактурой. Это когда коллагеновые волокна внутри капсулы, которая окружает грудной имплантат, огрубевают, что приводит к затвердеванию груди. Когда уровень капсульной контрактуры достиг потребности в хирургическом вмешательстве, имплантат может быть заменен новым имплантом или стерилизован и повторно имплантирован в грудь.

Как продлить жизнь имплантов груди

Чем дольше у вас есть грудные импланты, тем вероятнее, что со временем могут возникнуть осложнения. Различая импланты по типу и содержанию, вы легче сможете определить что делать для профилактики возможных осложнений.

Солевые импланты

Солевые импланты прослужат дольше, если будут максимально заполнены раствором. Незаполненные солевые импланты будут формировать “складки” и в итоге разорвутся. Незаполненные солевые импланты больше подвержены риску , чем силиконовые.

Коэффициент разрыва для имплантов с физиологическим раствором в недавнем исследовании составлял 5,6%. Из исследованных 48 имплантов с солевым раствором было не заполнено 26 имплантов. Однако, переполнение импланта раствором так же может привести к разрывам.

Силиконовые импланты

Силиконовые импланты имеют огромное преимущество перед солевыми в том, что силиконовый гель более твердый, а не жидкий как раствор в солевых. Это означает, что если силиконовый имплантат разорвется, гель останется неповрежденным и, скорее всего, сохранит форму имплантата. Будучи более стабильными по форме и обладая способностью оставаться в ней даже после разрыва, силиконовые импланты будут иметь более длительный срок службы.

Какой реальный срок годности у грудных имплантов?


Имплант может прослужить 3 месяца или 50 лет. Никто не может гарантировать продолжительность его жизни. Если у вас есть грудной имплант, который разорвался или же у вас осложнения, проверьте гарантию на него. Расходы могут быть минимальны для вас, поскольку производитель вероятнее всего покроет расходы на его замену.

Источник: mammoplastica.ru

Дмитрий Мельников: Здравствуйте, в эфире телеканала «Медиадоктор» радио «Медиаметрикс» и авторская программа о пластической хирургии «Пластическая хирургия с доктором Мельниковым», т. е. со мной. Сегодня у нас очень интересные гости, и поговорим мы о силиконовых имплантах. Идея эта родилась не так давно, потому что на последнем конгрессе мы общались с доктором Томасом Бикси, который был первым человеком, поставившим силиконовый имплант в мире, это случилось в 1960-х годах в Техасе.

До этого для лечения груди чего только не использовалось. Сейчас медицинский бизнес развивается, и у нас есть возможность из первых уст услышать инсайдерскую информацию о силиконе, о качестве имплантов, о том, что миф, а что правда.


гостях у нас Наталья Пономарева –руководитель по развитию бизнеса пластической и эстетической реконструктивной хирургии
Johnson&Johnson в России и Лена Лунева – менеджер по маркетингу также Johnson&Johnson, то же самое направление.

Наши гости сейчас выдадут всю информацию, я надеюсь, честно и откровенно. Это на самом деле то, что вы не услышите нигде и никогда.

Екатерина Крюкова: А я, Екатерина Крюкова, Дмитрию помогаю, здравствуйте.

 

Екатерина Крюкова: Здравствуйте, девушки, я бы сразу хотела начать с каверзного вопроса: срок годности имплантов. На сайте указано, что имплантаты молочной железы имеют ограниченный срок годности, и, скорее всего, через некоторое время понадобится повторная операция. На сайтах дистрибьютеров гарантия пожизненная. Где же все-таки правда?

Наталья Пономарева: Срок годности определяется регуляторными законами. И согласно законам стерильности, имплант или любое тело может быть простерилизовано, и после этого стерильность сохраняется в течение 5 лет. Другое дело, что когда уже имплант стоит в организме, на него действует пожизненная гарантия, и замены его не требуется. Раз в 10 лет нужно приходить к врачу, чтобы проверить, насколько все в порядке. Возможно, что потребуется ревизия, но это редко.


 

Екатерина Крюкова: Какие исследования рекомендуете проводить врачам?

Наталья Пономарева: На грудь? Знаете, когда человек раз в 10 лет, врач, как правило, спрашивает, насколько комфортно, нет ли каких-нибудь изменений, как выглядит грудь, смотрит, насколько это было и стало. Если все в порядке, пациент отправляется домой.

 

Екатерина Крюкова: А можете перечислить приблизительные типы имплантов, которые Вы продаете?

Дмитрий Мельников: Я немножечко опережу вопрос. Когда я начинал работу в ординатуре, было большое количество людей, женщин, которым вынимали импланты российского производства. Это был кусок, заполненный жидким силиконом, и если он рвался, это был тотальный ужас. Я так понимаю, рынок развивается. Что сейчас есть на рынке и какая Ваша линейка, какие импланты Вы предлагаете, в чем собственно разница? Расскажите, чтобы люди понимали, о чем идет речь.

Елена Лунева: Есть два вида имплантов: круглые – они есть гладкие, с гладкой поверхностью, и текстурированные. Есть еще один вид – анатомические имплантаты, они тоже текстурированные, и это все зависит от хирурга, который выберет либо гладкие, либо круглые, либо текстурированные имплантаты.


 

Дмитрий Мельников: А зачем это надо – текстурированные?

Елена Лунева: С точки зрения производителей, он лучше держится в кармане. Если мы говорим о круглых имплантатах, то они не крутятся, и для анатомии это еще более актуально, потому что если анатомический имплант перекрутится, это будет не грудь, а что-то другое. Поэтому крайне важна вот эта тектсурированность, чтобы она держалась внутри кармана, и имплант занимал свое место, никуда не двигаясь.

Наталья Пономарева: Чтобы организм думал, что это его часть.

 

Дмитрий Мельников: А зачем тогда гладкий имплант?

Наталья Пономарева: Изначально были придуманы гладкие импланты, и многие врачи, научившись хорошо их ставить и получив хороший результаты, остановились на них в дальнейшем.

Елена Лунева: Насколько я знаю, в Штатах очень популярны гладкие импланты, а в Европе это более текстурированные.

 

Дмитрий Мельников: А по качеству, на ощупь они мягче, плотнее…

Елена Лунева: Легко с точки зрения техники рассказать. Гладкий имплантат — это 1 когезив, самый мягкий гель. Поэтому они и будут мягкие. Если мы возьмем 3 когезив, он плотный. Это, наверное, самое правильное слово для описания этого имплантата. Он упругий, т. е. понятно, что он плотнее, чем гель, который в гладком имплантате.


 

Дмитрий Мельников: По сути, то, что мы говорим нашим пациентам, что круглый имплант чуть мягче, а анатомический имплант чуть плотнее, особенно по краям за счет того, что он должен держать форму. Я правильно понимаю?

Наталья Пономарева: Это правильно. Но нужно уточнить, что компанией «Ментор» специально было проведено исследование. 3 когезив по своей плотности подбирался таким образом, чтобы он полностью соответствовал здоровой ткани молочной железы.

 

Дмитрий Мельников: То есть специалист сидел, щупал одной рукой имплант, а другой женскую грудь…

Наталья Пономарева: Ну не совсем рукой, но да.

 

Дмитрий Мельников: Это забавно. Скажите, а что по составу?

Наталья Пономарева: По составу бывают импланты, которые заполнены солевым раствором, и импланты, которые заполнены силиконом. То, что Дмитрий сказал о предыдущих поколениях имплантов, там действительно присутствовал силикон, который был полужидкий. И была опасность в случае разрыва импланта, то, что этот силикон вытекает, организм на него реагирует, что это чужеродное тело, начинается воспаление и очень много неприятных моментов.


 

Дмитрий Мельников: Расскажите, что такое силикон?

Наталья Пономарева: Начнем, собственного говоря, с кремния. Если Вы посмотрите в таблицу Менделеева, там есть такой элемент «силициум». Это кремний. Это непосредственно тот самый атом, который и есть кремний, с участием которого получается силикон.

И если Вы посмотрите на песок – это кремний, по большей части. Дальше, чтобы получить силикон, нужно, чтобы в этой молекуле присутствовали еще водород и кислород. И чем больше будет молекула, тем ближе она будет к силикону, который мы привыкли видеть. Силикон тоже бывает разный. Он бывает, как смазка, маслянистый, а бывает достаточно упругий, как резина. Это зависит от молекул. Молекула может быть маленькой, и тогда она будет, как масло, а может быть длинной, и тогда будет ближе к упругому состоянию. В тех имплантах, которые использовались раньше, силикон был достаточно жидкий. И это было плохо.

 

Дмитрий Мельников: Жидкий силикон – это проще?

Наталья Пономарева: Это дешевле и проще. Надо выработать технологию и таким образом получить. Когезив 1,2,3 – это изобретение «Ментора». Но это не значит, что у наших конкурентов нет когезивов. Они есть, но другие. В мире существуют всего два завода, которые изготавливают силикон. А вот дальше начинается самое интересное. Ты закупил силикон и тебе нужно его в правильной пропорции смешать, чтобы получить определенный гель. У каждого производителя свои секреты, как он это получает.

В мире существуют всего два завода, которые изготавливают силикон


 

Дмитрий Мельников: А сколько сейчас основных игроков на рынке имплантов в мире?

Наталья Пономарева: 80% мирового рынка занимает только два, т. е. две компании, это «Аллерган» и «Ментор», остальные 20% делят между собой несколько локальных производителей.

Есть такое понятие, как чистота силикона. И поэтому «Ментор» может гордиться, у нас самый исследованный чистый гель.

Елена Лунева: Каждая когезия состоит из разных дозировок элемента А и элемента Б. Когда я сама пыталась узнать, что же за элемент А и что же за элемент Б (на заводе две большие колбы, уже очищенные, происходит эта магия), говорят, это секрет.

 

митрий Мельников: То есть это формула, которую не раскрывают, прямо как формулу Кока-колы?

Наталья Пономарева: Это прямо формула.

Елена Лунева: Да, это формула. Я тоже пыталась и так узнать, и так узнать. Но мне сказали: вот видите, элемент А и элемент Б, и потом получаются эти три когезии, из которых делаются все имплантаты.

Наталья Пономарева: Но надо учесть еще вот что. Дело в том, что в 1992 году был достаточно большой скандал на американском рынке, когда были запрещены все импланты, и после этого попросили предоставить исследования, на основании которых можно было бы их разрешить. Из всех компаний (а тогда было 6 компаний на американском рынке) на рынке осталось две (4 сразу же ушли).


 

Дмитрий Мельников: Почему они ушли?

Наталья Пономарева: Они не смогли предоставить. У них просто их не было.

Елена Лунева: Они даже не захотели этим заниматься.

Наталья Пономарева: Две компании предоставили. Одна предоставила, вторая не предоставила, но сказала, что может, и в течение 5 лет на американском рынке присутствовал только «Ментор».

 

Дмитрий Мельников: Золотая эра.

Наталья Пономарева: В этом же году FDN заказывало независимое исследование для этих двух игроков, которое имело многоцентровую правильную структуру, двойной слепой метод.

 

Дмитрий Мельников: Сколько примерно человек исследовалось с силиконовыми имплантами?

Наталья Пономарева: Там были тысячи. Собственно говоря, в 2012 году было закончено десятилетнее исследование. И на данный момент это единственные полностью исследованные два производителя с действительно тысячами пациентов, которые показывают, что на данный момент менторовские импланты самые безопасные с медицинской точки зрения. Там не исследовалось, насколько это красиво, а именно…


 

Дмитрий Мельников: …вызывает рак или не вызывает…

Наталья Пономарева: Не вызывает.

 

Екатерина Крюкова: Вы упомянули предыдущие импланты старой школы. А что будет с сегодняшними в случае разрыва?

Елена Лунева: Вы, наверное, знаете эти мишки Гамми.

 

Дмитрий Мельников: Это вкусненькие такие?

Елена Лунева: Да, Дмитрий, это вкусненькие. По большому счету, даже если происходит перетирание оболочки либо разрез имплантата, и ты нажимаешь на имплантат рукой, он не вытекает. Есть такая запатентованная технология, тоже «Ментор», memory gel называется, т. е. гель памяти формы. Он держит форму, даже если разрыв оболочки. Гель не вытекает и поддерживает форму груди, форму имплантата, который был.

 

Екатерина Крюкова: А что человеку делать? Вот у девушки порвался имплантат. Ей нужно обратиться к Дмитрию, как к хирургу, или к «Ментору», как к производителю?

Наталья Пономарева: А как она узнает, что у нее порвался имплант?

 

Дмитрий Мельников: А здесь вопрос в результате чего рвется?

Наталья Пономарева: То есть вопрос немножечко по-другому – что-то случилось, и девушке стало некомфортно. Она не знает, разорвался он или нет.

 

Дмитрий Мельников: Куда ей бежать в таком случае?

Наталья Пономарева: Прежде всего, к врачу. И именно врач определяет, порвался ли имплант, не порвался. Может быть, не в импланте дело, может быть там идет воспалительный процесс, т. е. могут быть совершенно разные причины. И он же понимает, что делать дальше.

 

Дмитрий Мельников: Когда наступает гарантийный случай замены, когда негарантийный? Приходит человек и говорит, что переживает по поводу безопасности имплантов после операции. Мы говорим, вот вам пожизненная гарантия. А что в эту гарантию входит?

Наталья Пономарева: Мы гарантируем, что сам по себе имплант никогда не порвется. Если он будет в теле и на него не будет оказано агрессивное воздействие, он не порвется.

 

Дмитрий Мельников: Но если он порвется…

Наталья Пономарева: Но если он порвется, то мы бесплатно меняем этот имплант по гарантийному случаю. В любое время, в любой стране.

 

Дмитрий Мельников: А как это можно доказать, было какое-то воздействие или нет? Ведь это воздействие может быть минимальным – женщина пошла в зал, напрягла большую грудную мышцу, и где-то произошел разрыв.

Наталья Пономарева: Согласна. Она приходит к врачу. Врач делает ревизию, вынимает имплант, и у нас есть единственное место в мире – это огромный исследовательский центр в Техасе, куда стекаются все такие импланты. Они проверяются на многих разных тестах, и дальше идет отчет, где написано: что-то случилось и перетерлась оболочка. На порванных краях очень хорошо видно, что это в результате того, что перетерлась оболочка, и это вина наша, потому что мы сделали недостаточно хорошую оболочку, недостаточно прочную. Или же это повреждение с помощью какого-либо инструмента.

Если имплант порвется, то мы бесплатно меняем его по гарантийному случаю. В любое время, в любой стране

 

Дмитрий Мельников: Внешнего воздействия, травмы.

Наталья Пономарева: …лыжной палки, потому что тогда будут совершенно по-другому видны края этой оболочки. 

Елена Лунева: Они будут прямые и ровные.

 

Дмитрий Мельников: Какой процент имплантов, которые Вы меняете по гарантии?

Наталья Пономарева: Мы смотрели мировую статистику. Получается, что вот таких имплантов меньше, чем 0,01% от всех проданных в мире.

 

Дмитрий Мельников: А сколько в мире сейчас продается? Насколько это сейчас популярная история с точки зрения бизнеса?

Наталья Пономарева: У нас в стране в прошлом году было продано порядка 40 тысяч имплантов.

 

Дмитрий Мельников: То есть 20 тысяч женщин прооперированы по поводу увеличения груди.

Наталья Пономарева: Да.

Елена Лунева: В большинстве, по поводу увеличения груди.

 

Дмитрий Мельников: То есть с использованием имплантов. Но это очень много.

Наталья Пономарева: Почему-то раньше я была абсолютно уверена, что часть имплантов ставят молодые девушки для красивой формы груди. Как выяснилось, нет. Их целых 3 группы. Одна группа — это девушки, которые не всегда просто увеличивают грудь, иногда ее меняют, иногда корректируют, потому что она немножко ассиметрична. Но есть очень большая группа, и она растет, — это женщины после 2-3 родов, у которых меняется форма груди, которые хотят ее восстановить и сделать красивой.

Елена Лунева: Мне кажется, в мире эта вторая категория даже больше, чем молодые красивые девушки.

 

Дмитрий Мельников: Вопрос насущный, который мне задают постоянно: самолет, акваланг, занятия спортом, массаж – можно, нельзя, почему можно или почему нельзя. Расскажите, чтобы нас услышали.

Елена Лунева: Насколько мы знаем, это определенные мифы, что нельзя летать в самолете. Мне кажется, это больше из-за страхов человека.

 

Дмитрий Мельников: А мне кажется, что это было связано в эпоху, когда были популярны в Соединенных Штатах солиновые импланты. Скорее всего, они при изменении давления могли сжиматься и менять свою форму.

Елена Лунева: Может быть.

Наталья Пономарева: Вот! Т. е. они не разрывались, но могли изменить форму.

Елена Лунева: Но даже это пугает человека.

 

Дмитрий Мельников: И я бы испугался, если бы что-то во мне изменило форму во время полета в самолете или когда с аквалангом ныряю.

В моем понимании, Johnson&Johnson такой доступный baby. Почему импланты? Ведь «Ментор» не был с Johnson&Johnson в России. Что произошло? Почему «Ментор» стал Johnson&Johnson?

Наталья Пономарева: «Ментор» был куплен Johnson&Johnson в 2009 году, потому как Johnson –медицинская компания. На данный момент, это одна из крупнейших медицинских корпораций в мире. И главное, за чем следит Johnson – это за качеством. Все джонсоновские продукты, которые продаются, должны быть самого высшего качества.

«Ментор» были самые медицинские импланты, которые были рекомендованы всем людям, и с медицинской точки зрения подтверждено, что они безопасны. И то, что красота должна быть безопасна, очень хорошо легло на джонсоновский лозунг продвижения своей продукции. Когда мы купили «Ментор», он был куплен целиком, как компания. Он вошел в состав «Этикона», и теперь во всем мире «Ментор» представляет Johnson&Johnson.

 

Дмитрий Мельников: Насколько я знаю, имею в виду бьюти-индустрию в России, очень часто на лидирующих позициях могут быть не самые качественные препараты или импланты, или иногда доктора, но яркие с точки зрения маркетинга. Какое у Вас сейчас позиционирование?

Елена Лунева: Мы позиционируем себя, как продукт класса люкс, премиум класса, прежде всего для медицины, это самое главное, что он качественный продукт, подтвержденный многими исследованиями. «Ментор» производит свою продукцию только в Америке и только в Лейдене, в Нидерландах. И никуда никто не переезжал, технологии не менялись, производство не переносилось, и то качество, которое было доказано, исследовалось много лет, осталось, имеет определенную преемственность. Это классический хороший бренд.

Наталья Пономарева: Как Шанель.

Елена Лунева: Да, никто же не спрашивает, почему Шанель это Шанель или БМВ это БМВ. Потому что оно было, есть и поддерживает свое имя, качество, лицо бренда. Мы несем ответственность перед врачами, медсестрами, сотрудниками.

Наталья Пономарева: Но первое — мы несем ответственность перед пациентом.  Второе перед врачами.

 

Дмитрий Мельников: Каждый год появляются новые импланты, у которых появляются новые фишки, и людям это нравится, им это интересно. Если рассматривать бьюти-бизнес со стороны такой активно развивающейся отрасли, постоянно должно происходить что-то новое.  В «Менторе» что-то новое происходит или нет?

Елена Лунева: Мы работаем достаточно долгое время, 50 лет. «Ментор развивается не только в эстетике, но и в реконструкции, в реконструктивной хирургии. В следующем году мы выводим на рынок новый продукт, он относится к реконструкции, это новый эспандер.

 

Дмитрий Мельников: А что за эспандер?

Елена Лунева: Который используется в двухэтапной реконструкции как первый этап реконструкции. Если женщина полностью лишилась груди, но она хочет быть красивой, она молода, ей хочется не отличаться от других, ты идешь к врачу и делаешь операцию. Это такой девайс, который направлен на расширение именно кармана, куда потом можно будет поместить имплантат.

 

Дмитрий Мельников: Но это эспандер? У нас же есть эспандер Беккера, имплант-эспандер. Или это что-то новое?

Елена Лунева: Это разные вещи.

 

Екатерина Крюкова: Вы производите тренинги с врачами, чтобы научить их правильно использовать конкретно Ваши импланты? Например, ту же технологию для женщин с мастэктомией.

Наталья Пономарева: Как правило, это проводят врачи. Мы участвуем в этих тренингах и помогаем, но все-таки врач может значительно более четко и правильно донести. Да, у нас проходят тренинги, которые могут быть небольшими группами хирургов в операционной или на конгрессах. Последний был в Казани, была онлайн-трансляция из операционной и хирурги сидели в зале и задавали вопросы.

 

Екатерина Крюкова: А как Вы реализуете продукцию? Вы поставляете медучреждениям или конкретно врачам, или неважно, кому продавать импланты?

Елена Лунева: У нас все сложнее. Мы не продаем напрямую. У нас есть официальные дистрибьюторы, которые работают с врачами и учреждениями, как с государственными, так и с коммерческими.

 

Екатерина Крюкова: От чего будет зависеть стоимость?

Дмитрий Мельников: Мне тоже интересно, от чего зависит. Я могу для себя понять, что стоимость зависит как минимум от того, как позиционируется компания и насколько много денег она вкладывает в качество.

Екатерина Крюкова: Я думаю, и от размера импланта тоже.

Наталья Пономарева: Нет.

Елена Лунева: Размер как раз не имеет значения.

 

Дмитрий Мельников: Реально странно, если имплант 175 мл, совсем маленький, и имплант 550 или 700. Какой самый большой имплант?

Елена Лунева: 1000

 

Дмитрий Мельников: Килограмм. И они одинаково стоят?

Наталья Пономарева: Они реально стоят одинаково. По-разному стоят импланты круглые, анатомические, потому что для того, чтобы сделать анатомический имплант, его запекают, стерилизуют, приводят в нужную форму в определенной форме, и эта форма для каждого размера своя.  А поскольку женщины разные, есть худенькие, полненькие, маленькие, высокие, под всех женщин есть разные импланты. Они могут быть вытянуты вверх или вширь. То есть 9 разных стилей анатомических имплантов, и в каждом стиле приблизительно по 17 размеров. Для каждого из этих размеров нужна своя форма, чтобы имплант 3 когезива получился правильным.

Елена Лунева: Таким, каким он должен быть.

Есть 9 разных стилей анатомических имплантов, и в каждом стиле приблизительно по 17 размеров

 

Дмитрий Мельников: И соответствовал …

Наталья Пономарева: Да. И это дороже, чем просто круглый имплант, который наполняется и лежит на противне.

 

Дмитрий Мельников: Я так понимаю, это не хуже, просто особенности этой размерной линейки.

Наталья Пономарева: Нет, это не хуже, это особенности производства, особенности размерной линейки и особенности геля. 3 когезив достаточно дорогой гель сам по себе. Для того, чтобы его разработать, было вложено много усилий, и чтобы его просто произвести, требуются другие химические вещества, и это дороже, чем просто круглый. Но это стоит того, потому как форма, которую обеспечит это анатомический имплант, сохраняется в течение всей жизни.

 

Екатерина Крюкова: Дмитрий, у меня к Вам вопрос. Вы с пациентками обсуждаете пожелания по тактильности?

Дмитрий Мельников: Да, конечно, очень многие пациентки спрашивают, и им важно, как этот имплант будет ощущаться.

 

Екатерина Крюкова: Девушки спрашивают, можно ли мне помягче?

Наталья Пономарева: Конечно.

 

Дмитрий Мельников: Да, почти все просят мягче и естественнее. Когда речь идет об имплантах, я говорю о том, что имплант — это всегда инородное тело.

Наталья Пономарева: Конечно.

 

Дмитрий Мельников: И если нужна мягкость, то очень многое зависит от того, какой человек. Чем больше ткани, чем больше жировой прослойки, тем мягче будет грудь. Очень много зависит от ситуации и какая пациентка. И в реконструкции то же самое.

Наталья Пономарева: И куда ставить, потому что если поставить под мышцу, и есть мышца, а сверху есть еще и своя железа, вообще будет замечательно.

 

Дмитрий Мельников: Мышца тоже закрывает только верхнюю часть.

Наталья Пономарева: Это правда.

 

Екатерина Крюкова: Может ли усложнить лактацию установка импланта?

Наталья Пономарева: Это вопрос, скорее, к медикам и к генетике. Я лично знаю нескольких женщин, которые вырастили и откормили больше двух детей с имплантом и не меняли его, им даже не потребовалось изменение формы. Однако, если посмотреть в среднем, то после кормления у большинства женщин грудь птозируется. Она опускается. Молочная железа уходит, слипается, и грудь висит, как пустой мешочек. В этом случае женщине хочется, чтобы имплант компенсировал это. Поэтому если ситуация такова, то возможна замена импланта или подтянуть кожу, чтобы приобрела форму.

 

Екатерина Крюкова: То есть имплант может быть полезен после кормления, когда грудь повисла. 

Наталья Пономарева: Он будет сохранять некую форму.

 

Екатерина Крюкова: В молочной железе, как в проточном органе, правильно?

Наталья Пономарева: Какую-то форму он будет сохранять.

Дмитрий Мельников: Имплант не контактирует с железой, если он не ставится через железу. Есть один из вариантов установки, когда имплант контактирует с железой, но только один вариант.

 

Екатерина Крюкова: Самые частые проблемы с имплантами. Какая самая частая ситуация, с которой сталкивается женщина?

Дмитрий Мельников: Есть капсулярная контрактура, это то, что пациентки называют «не прижился имплант». Очень часто ко мне приходят девушки и спрашивают, а может ли не прижиться имплант?

Наталья Пономарева: Такое может быть. В принципе, организм не любит, когда в него запихивают что-то чужеродное, даже когда это нитка, маленькая и тоненькая, нерассасывающаяся. Он все равно воспринимает это, как агрессию, и на нее реагирует. Может быть организм, который не приемлет никакой имплант вообще. Можно менять производителей, можно делать 3-5 операций, организм всегда будет реагировать на это, как на чужеродное. Что он делает в этом случае? Он окружает ее своей тканью и старается сжать настолько, насколько возможно.

 

Екатерина Крюкова: А как это будет выглядеть?

Наталья Пономарева: Это будет выглядеть плохо, потому что вместо нормальной формы у вас сжимается и получается твердый комочек.

 

Дмитрий Мельников: Он уплотняется.

Елена Лунева: Он уплотняется, как минимум.

 

Екатерина Крюкова: Воспаление тоже может быть?

Наталья Пономарева: Может быть. Оно, как правило, является одной из стадий капсулирования. Но воспаление потом может пройти, а вот контрактура может остаться.

 

Екатерина Крюкова: А нельзя предугадать такие последствия?

Наталья Пономарева: Нельзя. Я, например, знаю, что у меня очень большая склонность к образованию рубцов, я одна из тех, у которых вероятность капсульной контрактуры повышена.

 

Дмитрий Мельников: Я не соглашусь, часто женщины гипертрофируют свои рубцы. Они приходят и говорят: у меня такие ужасные рубцы. Смотришь, с точки зрения медицины, у нее все нормально.

Елена Лунева: Это обычное свойство женщины, преувеличивать.

 

Дмитрий Мельников: Поэтому здесь у меня маленький комментарий: есть проблемы типа воспалений, которые связаны с дефектом хирургической техники или с нарушением принципов стерильности – это инфекция. Их практически не бывает в крупных учреждениях, это невозможно. Но есть действительно этот процент капсулярной контрактуры. На импланты «Ментор» какой это процент?

Наталья Пономарева: Если я правильно помню документацию, там меньше процента. То есть там десятые процента.

 

Екатерина Крюкова: А это гарантийный случай?

Дмитрий Мельников: Что делать с капсулировванием?

Елена Лунева: Если женщина приходит и говорит: я поставила имплант, все нормально, но вот… Мы говорим – капсулярная контрактура.

Наталья Пономарева: Капсулярная контрактура делится на несколько стадий.

Елена Лунева: 4, по-моему.

Наталья Пономарева: Первые две не являются гарантийными случаями. Гарантийным случаем является 4 стадия капсулярной контрактуры. Но и здесь нужно понимать, что даже если мы заменим, то не можем гарантировать, что второй раз не будет этого.

Елена Лунева: Полностью убрать вероятность невозможно.

 

Дмитрий Мельников: Что Вы скажете на тему того, что после установки имплантов капсулы и капсулярные контрактуры есть у всех. Просто, как Ыы сказали, 4 стадии. То есть у всех она первая? Капсула есть всегда вокруг импланта?

Наталья Пономарева: Да.

 

Дмитрий Мельников: И вокруг «Ментора» в том числе?

Наталья Пономарева: Да. Есть у всех.

 

Дмитрий Мельников: Врастает капсула в имплант или не врастает? В «Менторе» не врастает?

Наталья Пономарева: Тоже интересный момент. Проводилось специальное исследование именно на текстуру «Ментора» с точки зрения цитологии. Клеточки врастают ровно так, как они взаимодействуют между собой в организме. Поэтому сказать, что не врастают – не совсем верно. Другое дело, насколько они глубоко врастают. Вот здесь вопрос, потому что существуют импланты, где достаточно большие лакуны, поры, что позволяет ткани прорастать внутрь, в оболочку импланта. Избыточное врастание приводит к образованию двойной капсулы. Вот у «Ментора» такого не бывает.

Елена Лунева: Мы об этом не слышали, во всяком случае.

Наталья Пономарева: У «Ментора» если и образуется, то первая стадия капсулы, она настолько естественная и незаметная, что женщина это даже не видит и не чувствует.

 

Дмитрий Мельников: Ну справедливости ради – мы видим всегда эту капсулу на ультразвуке.

Наталья Пономарева: А она есть.

Наталья Пономарева: Конечно, любой организм будет реагировать. Так или иначе.

 

Дмитрий Мельников: Это нормальная реакция?

Наталья Пономарева: Да.

 

Екатерина Крюкова: Линейка «Ментор» самодостаточна? То есть практикующему хирургу будет достаточно Вашей продукции?

Елена Лунева: Да, в любом случае. Это вопрос больше к Дмитрию.

Наталья Пономарева: Скорее к Дмитрию, хирургу, но мы ориентируемся на мнение хирургов и стараемся, чтобы было закрыто максимальный range продукции. У нас самый маленький имплант, который существует для изменения асимметрии. И до 1000 мл. Плюс мы еще смотрим, чтобы проекция соответствовала пожеланиям.

 

Екатерина Крюкова: А 1000 мл импланты продавали в России?

Наталья Пономарева: Нет, не продавали. Я даже не стала их включать, потому что и 800 всего раза два продавали. Но бывает такое, что при реконструкции у нас есть женщины с достаточно хорошим размером груди.

 

Дмитрий Мельников: Я ставил самый большой 650 мл, если не ошибаюсь.

Наталья Пономарева: Если вдруг случается рак и после этого требуется реконструкция, было несколько раз, когда просили порядка 700-800 мл.

Елена Лунева: Больше 800 мы не слышали.

 

Екатерина Крюкова: Дмитрий, а как устанавливают такие сложные импланты?

Дмитрий Мельников: Это большие женщины, девочки, которым нужен большой имплант.

 

Екатерина Крюкова: А если девочка крошечная, но хочет большой имплант?

Дмитрий Мельников: Это проблема, потому что нужно растягивать ткани…

 

Екатерина Крюкова: Недостаток кожи.

Наталья Пономарева: Конечно.

 

Дмитрий Мельников: И скорее всего, это многоэтапная история. То есть сразу, если пришла девочка с нулевым размером, и она хочет 10-й размер, то мы ей вряд ли сделаем это.

Наталья Пономарева: Несколько операций.

 

Дмитрий Мельников: Да, несколько операций, пока не растянется карман, потихонечку менять эти импланты. Вообще, это частая история. 30% реопераций после увеличения груди, потому что женщина хочет поменять размер на больший. 80% не хочет, чтобы была гигантская грудь. А потом через год приходят и хотят уже и побольше.

 

Екатерина Крюкова: Компания «Ментор» — это люксовый бренд, нечто серьезное, основательное на мировом и российском рынке. Как Вы можете описать потребителей именно Вашей продукции? Вы видите для себя эту женщину?

Елена Лунева: В любом случае, это либо девушка, либо женщина. Что касается люксовости бренда, это средний доход, как нам кажется. Женщина, которая ведет активный образ жизни, занимается спортом, у нее дети, активная жизненная позиция, и она хочет быть максимально уверенной в том, что она не только носит хорошую одежду, покупает что-то качественное для себя, для своего дома, но также уделяет внимание своему здоровью. Четко изучает то, что она хочет поставить себе, имплантировать, и поэтому выбирает самый качественный продукт на рынке, который только есть.

 

Екатерина Крюкова: Вы, как женщины, задумывались?

Наталья Пономарева: Я — да, конечно.

Елена Лунева: Да.

 

Екатерина Крюкова: «Ментор»?

Наталья Пономарева: Ну конечно.

Екатерина Крюкова: Спасибо, это была программа «Пластическая хирургия с доктором Мельниковым». У нас в гостях Лунева Елена и Наталья Пономарева, представители Johnson&Johnson. Спасибо.

 

Дмитрий Мельников: Спасибо огромное, было очень приятно вас видеть в студии.

Источник: doctor.ru

Импланты с солевым раствором.

Данный вид имплантов был разработан во Франции в 1964 году Арионом для проведения операций по увеличению груди через маленькие надрезы.

Солевые импланты имеют оболочку из силиконового эластомера и наполняются физиологическим раствором сразу после их установки.

Срок годности силиконовых имплантантов
Импланты с солевым раствором

 

 

Солевые импланты широко применялись в Америке в 90-е годы ввиду существования ограничений на использование силикона, снятых в 1996 году FDA (Американской организацией по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств). В других странах данный вид имплантов использовался очень редко по причине образования ими сморщивания, а также, поскольку силиконовые импланты не были запрещены во всем остальном мире.

Томас Кронин и Фрэнк Джероу, пластические хирурги из штата Техас, при сотрудничестве с корпорацией Dow Corning в 1961 году представили первый грудной имплант с силиконовым наполнителем. В 1962 году была проведена первая операция по увеличению груди с использованием данного вида имплантов.

Силиконовые импланты подразделяются на 5 поколений в зависимости от технических характеристик.

Первое поколение: Кронин и Джероу разработали каплеобразный имплант с оболочкой из силиконового каучука, наполненный вязким силиконовым гелем.

Второе поколение: В ответ на запросы пластических хирургов сделать импланты более мягкими и с более длительным сроком годности, в 1970 году были созданы новые импланты с менее вязким силиконовым наполнителем и более тонкой оболочкой. Одним из недостатков таких имплантов был повышенный риск разрыва, а также развития капсулярной контрактуры.

В 1970 году была разработана другая группа имплантов с оболочкой из полиуретановой пены, в случае установки которых риск образования капсулярной контрактуры был снижен, однако появилось подозрение на их потенциальный канцерогенный эффект. По этой причине от их применения пришлось незамедлительно отказаться.

Позже Американская организация по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств объявила об отсутствии риска и необходимости их извлечения для женщин, которым был установлен данный вид имплантов.
Ко второму поколению также относятся, так называемые, «двухпросветные» импланты, по сути, представляющие собой силиконовый имплант внутри солевого. По причине сложности конструкции они не нашли широкого применения.
Современным аналогом имплантов второго поколения являются импланты Бейкера, используемые для коррекции груди после проведения мастэктомии.

Третье и четвертое поколения: В 1980 году были созданы новые импланты. Речь идет о развитии разработок в части производства имплантов с оболочкой из эластомера, наполненных более густым силиконовым гелем с целью уменьшения его пропотевания через оболочку по сравнению с имплантами предыдущего (2-го) поколения. Данный вид имплантов имел гладкую либо шероховатую поверхность.

Σιλικόνες
Силиконовые импланты

Пятое поколение: Этот вид имплантов был разработан в середине 90-х годов и широко используется сегодня во всем мире, в том числе и нами.
Благодаря «связности» структуры силиконового геля, которым они наполнены, эти импланты называют также когезивными. Силиконовый гель данного вида имплантов не пропотевает через оболочку. Их безопасность доказана многочисленными исследованиями. Риск развития капсулярной контрактуры сведен к нулю. Варианты наполнителя данных имплантов подразделяются на когезив I и когезив II.

Наш личный опыт подтверждает безопасность данного вида имплантов, естественность получаемых результатов и нулевой риск образования капсулярной контрактуры.

Смотрите на видео рассказ доктора Капоситаса о технических характеристиках видов имплантов, используемых нами для проведения операций по увеличению груди

.

 

Срок годности силиконовых имплантантовЧто такое когезивные силиконовые импланты?

Отличительной чертой когезивных имплантов является сочетание вязкости наполняющего их геля с мягкостью импланта. Если мы разрежем данный имплант при помощи ножниц или скальпеля, то увидим, что его содержимое не вытекает наружу и сохраняет свою форму. Нововведение компаний Ментор и Аллерган заключалось в увеличении числа перекрестных молекулярных соединений, придающих гелю большую вязкость и в то же время сохраняющих мягкость. Слово «когезивный» означает «стабильный», и подразумевает сохраняющий форму в груди женщины и не образующий складок имплант с длительным сроком годности.

Преимущества когезивных имплантов

Мы используем данный вид имплантов с 2003 года и можем с уверенностью сказать, что довольны внешними данными груди, получаемыми в итоге операции, а также способностью к сохранению результатов и приданию груди естественной формы.

Срок годности силиконовых имплантантов Срок годности силиконовых имплантантов

Форма: Сохраняют форму новой груди после проведения операции по увеличению молочных желез.

Складчатость: Имплант наполнен вязким гелем, который не перемещается из одной его части в другую, таким образом, не образуя складок.

Пропотевание силикона: Поскольку имплант наполнен вязким силиконом его пропотевание через оболочку невозможно. Даже в случае разрезания импланта ножницами его содержимое остается неизменным и сохраняет форму. Исследования показывают, что импланты выдерживают давление эквивалентное 150 кг веса. Отсутствие пропотевания является важным фактором для процесса кормления грудью, при котором не создает никаких проблем.

Развитие капсулярной контрактуры: Установленные нами нетравматическим способом когезивные импланты с шероховатой поверхностью показывают меньший процент риска развития капсулярной контрактуры.

Смотрите фотографии примеров увеличения груди путем установки когезивных имплантов

 

Источник: www.kapositas.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.