Атипичное удаление зуба

Методика удаления зуба

 

Удаление зуба — оперативное вмешательство, направленное на его извлечение из лунки после предварительного разрыва мягких тканей, связывающих корень зуба с костной стенкой альвеолы.
Прежде чем приступить к операции удаления зуба, следует иметь четкое представление об анатомических условиях: толщине и податливости костных стенок лунки, направлении и величине корней, состоянии межкорневой перегородки. Стенки лунки более податливы при остром гнойном периодонтите и острой фазе одонтогенного остеомиелита челюсти.
Для удаления зубов используются специальные щипцы и элеваторы. В щипцах различают: щечки, предназначенные для захвата коронок зубов или корней; ручки (бранши), за которые держат щипцы; замок, соединяющий обе половины щипцов (рис. 66, а). В зависимости от группы зубов применяются соответствующие щипцы: для удаления верхних и нижних зубов, для удаления резцов и клыка, премоляров, моляров; для зубов обеих сторон или для определенной стороны (правые, левые). Элеваторы, так же как и щипцы для удаления зубов, состоят из рабочей части — щечки, соединительной части и ручки. Из элеваторов наиболее часто применяются прямой и изогнутый под углом (рис. 66, б). Штыковидный элеватор используется для удаления нижних третьих моляров.

 

 

 

 

 

 

 

 


Инструменты для удаления зубовИнструменты для удаления зубов

Рис. 66. Инструменты для удаления зубов.
а-щипцы (1-щечки; 2-замок; 3 — ручки); б — виды щипцов (1,2) и элеваторов (3); в — положение щипцов при удалении верхних моляров: слева — правильное, справа — неправильное.

 

 

При удалении зубов щипцы держат обычно в правой руке. Первый палец располагается в промежутке между ручками щипцов, ближе к замку; IV палец, которым перемещают щипцы, лежит между ручками. После наложения щипцов IV палец выводят из своего первоначального положения и щипцы охватывают всеми пальцами.
Принцип применения элеваторов при удалении всех зубов один и тот же. Щечку элеватора вводят между корнем и лункой таким образом, чтобы плоская или вогнутая сторона инструмента всегда была обращена в сторону удаляемого корня.


еваторы, изогнутые под углом, применяются для удаления корней нижних моляров. Элеватор вводят в свободную лунку после удаления одного из корней. Поворотом инструмента удаляют межкорневую перегородку и второй корень зуба.
Удаление зуба состоит из ряда приемов: отслаивание десны, наложение, продвигание и смыкание щипцов, ротация или люксация зуба, извлечение из лунки. Операция завершается выскабливанием лунки и сближением ее краев.
Отслаивать десну удобнее всего гладилкой, применяемой для пломбирования зубов. При наложении щипцов внимание хирурга должно быть обращено на то, чтобы ось щечек щипцов совпадала с осью зуба (рис. 66, в). Несоблюдение этого условия приводит к отлому корня зуба во время его вывихивания. После правильного наложения щипцов их щечки продвигают по оси зуба под десну. Затем, увеличивая давление, проникают глубже — между корнем и краем альвеолы. Смыкание щипцов завершает предыдущие моменты операции. Сила сжатия щипцов не должна быть чрезмерной, особенно при наличии в коронке зуба большой кариозной полости.
Вывихивание зуба осуществляется с помощью люксации или ротации. Цель этих приемов операции — преодоление сопротивления периодонта путем разрыва его связок. Ротационные движения, поворот зуба на 30° возможны при конической форме корня. Во всех остальных случаях проводят люксацию — маятникообразные движения в сторону наименьшего сопротивления, где костная стенка альвеолы тоньше, а значит и более податлива.
Извлекают зуб из лунки после его вывихивания, т.

полного освобождения от удерживающих тканей. Одной из нередко встречающихся ошибок у начинающих хирургов-стоматологов является чрезмерное усилие, применяемое ими при извлечении зуба. Это может привести к повреждению соседних зубов и окружающих мягких тканей, а также зубов противоположной челюсти.
Особенности удаления отдельных групп зубов. При удалении зубов на верхней челюсти спинку кресла откидывают кзади, кресло поднимают кверху, голову больного помещают на подголовнике. Удаляемый зуб должен находиться приблизительно на одном уровне с плечевым суставом врача. Врач становится спереди и справа от больного и пальцами левой руки фиксирует альвеолярный отросток в месте удаляемого зуба (рис. 67).
При удалении зубов на нижней челюсти кресло опускают как можно ниже, голова больного занимает почти вертикальное положение, подбородок приведен к груди. В ряде случаев больному приходится придавать полулежачее положение. Удаляемый зуб в этом случае должен находиться на уровне локтевого сустава опущенной руки врача. Для удаления левых нижних зубов врач становится справа и спереди по отношению к больному, голова больного должна быть повернута немного вправо; I палец левой руки врача находится на подбородке, II — на альвеолярном отростке.
При удалении правых нижних зубов врач становится справа позади больного, II пальцем левой руки отодвигает щеку, а I палец накладывает на альвеолярный отросток со стороны языка.
Центральные резцы и клыки верхней челюсти удаляют прямыми щипцами с помощью ротационных и люксационных движений.

рвое движение при вывихивании клыков должно быть наружу. Боковые резцы также удаляют прямыми щипцами, но, поскольку их корни нередко изогнуты, вывихивание проводят люксационными движениями.
Малые коренные зубы верхней челюсти удаляют S-образными щипцами с несходящимися щечками. Вывихивание проводят преимущественно в вестибулярную сторону. Большие коренные зубы удаляют щипцами, имеющими S-образный изгиб и шиповидный выступ на щечке, накладываемой на вестибулярную сторону зуба. Верхний третий моляр удаляют специальными штыковидными щипцами с несходящимися щечками.

Для удаления корней верхних зубов используют штыковидные щипцы. Корни однокорневых зубов удаляют с помощью тех же приемов, что и зубы. Способы удаления корней многокорневых зубов меняются в зависимости от того, сохранена или разрушена межкорневая спайка. При прочной межкорне- вой спайке моляров верхней челюсти используют S-образные щипцы с шиповидным выступом. При непрочной межкорневой спайке эти щипцы не применяются. Каждый корень извлекается в отдельности. При плотных стенках альвеолы и значительном расхождении корней целесообразно борами отделить небный корень от щечных. Затем небный корень извлекают с помощью вращательных движений, а щечные корни — путем люксации.


я удаления одиночных корней иногда используют прямые элеваторы.
Зубы на нижней челюсти удаляют клювовидными щипцами. Вывихивание проводят в вестибулярную сторону. При удалении клыка и премоляров иногда приходится прибегать к неполным ротационным движениям. Большие коренные зубы удаляют клювовидными коронковыми щипцами. При сведении челюстей для удаления нижних третьих моляров применяют щипцы, изогнутые по плоскости.
Поскольку альвеолярный отросток в области наружной косой линии утолщен за счет костного гребня, первое вывихивающее движение при удалении второго и третьего моляров производится в язычную сторону.
При разрушении коронки вывихивание целесообразно проводить элеваторами, изогнутыми под углом. Для удаления третьего моляра применяют штыковидный элеватор Леклюзе. Заостренную щечку элеватора вдвигают между вторым моляром и межзубной перегородкой. Рычагообразными движениями увеличивающейся амплитуды производят вывихивание зуба. Элеватор

 

 

 

Наложение щипцов при удалении зубов на верхней (а) и нижней (б) челюсти

Рис. 67. Наложение щипцов при удалении зубов на верхней (а) и нижней (б) челюсти

 

 

Леклюзе применяют при наличии во рту больного неподвижных первого и второго моляров, так как легче вывихнуть одиночный второй моляр, чем третий, находящийся в толще нижней челюсти.


этому при отсутствии полноценных первого и второго моляров для удаления элеватор Леклюзе не используют. Вестибулярную стенку альвеолы можно резецировать с помощью боров или торцовой фрезы, после чего удаление зуба значительно облегчается.
В таких случаях предварительно выкраивают слизисто-надкостничный лоскут (см,- ниже).
Корни зубов на нижней челюсти удаляют клювовидными щипцами со сходящимися щечками. Нередко определенные трудности возникают при удалении корней нижних моляров, что обусловлено значительной толщиной стенок альвеолярного отростка, а также искривлением верхушки корня и гиперцементозом. При безуспешности вывихивания обоих корней приступают к формированию слизисто-надкостничного лоскута, что позволяет рассечь фиссурным бором межкорневую спайку. После этого поочередно корни извлекают щипцами. Не следует захватывать щипцами небольшой выступ корня, так как он обычно обламывается. Щечки щипцов должны обязательно захватывать две противоположные стенки корня. В многокорневых зубах вначале удаляют корень, на который удобнее наложить щипцы. Затем другой корень извлекают через лунку элеватором, изогнутым под углом.

 

 

Уход за послеоперационной раной

 

После удаления зуба щипцами или элеваторами необходимо убедиться в том, что в лунке не осталось осколков коронки, корней или альвеолы. Острой хирургической ложкой удаляют их, при гранулирующем и гранулематозном периодонтите выскабливают грануляционную ткань, фиброзную капсулу гранулемы.


и нарушении целости десны на края раны накладывают швы тонким кетгутом или полиамидной нитью.
После ревизии лунки производят репозицию ее стенок, сдавливая стерильными марлевыми салфетками или шариками ее края. Если после этого лунка не заполняется кровью, на ее устье кладут на 3 — 5 мин давящий марлевый шарик-тампон и больному предлагают закрыть рот. При появлении гноетечения из лунки назначают полоскание рта раствором калия перманганата (1 : 5000) или 1—2% раствором натрия гидрокарбоната.

 

 

Атипичное удаление зубов и корней

 

При невозможности удаления корней щипцами и элеваторами используется бормашина. К такому вмешательству нужно готовиться, как к амбулаторной операции. Больному придают горизонтальное или полулежачее положение. Атипичное удаление зубов проводит хирург совместно с ассистентом.
Под проводниковой и инфильтрационной анастезией формируют треугольный или прямоугольный (трапециевидный) лоскут, величина которого определяется протяженностью операционного поля. Узким распатором или гладилкой отпрепаровывают слизисто-надкостничный лоскут, который оттягивают в сторону переходной складки. Лоскут отводят лигатурами-держалками или небольшим хирургическим крючком. Наиболее щадящим методом удаления наружной костной стенки альвеолы является выпиливание ее фиссурными борами или торцовой фрезой. После этого бором создают желобок между корнем и костью и извлекают зуб или корень щипцами или элеватором.
Острые края альвеолы сглаживают кусачками или стоматологической фрезой, удаляют мелкие осколки и грануляции, накладывают узловатые швы. В ряде случаев, особенно при травматичном вмешательстве, в лунке целесообразно оставить полоску марли, пропитанной йодоформной эмульсией.

 

 

Альвеолэктомия


 

Альвеолярные возвышения нередко чрезмерно выражены в области клыков и верхних моляров. Они могут увеличиваться из-за люксации во время удаления зубов, а также при длительном отсутствии рядом расположенных зубов в связи с атрофией альвеолярного отростка.
Такие альвеолярные возвышения малоболезненны, обычно имеют гладкую, ровную поверхность, слизистая оболочка над ними не изменена. Несмотря на отсутствие жалоб, операцию удаления зуба целесообразно сочетать с альвеолэктомией — частичной резекцией альвеолярного отростка.
В тех случаях, когда после чрезмерно травматичной операции удаления зуба альвеолэктомия не была осуществлена, острые края альвеолы и межкорневые перегородки повреждают надкостницу, слизистую оболочку рта, вызывая сильные боли во время жевания и разговора. На слизистой оболочке образуются эрозии. Возникающая деформация гребня альвеолярного отростка, а также болезненность при жевании являются показанием к оперативному вмешательству в плане подготовки полости рта к зубному протезированию. В этих случаях производят альвеолэктомию по приведенному ниже способу.
Под местной анестезией производят линейный разрез по гребню альвеолярного отростка, от которого делают вертикальные разрезы с вестибулярной стороны до переходной складки по обе стороны от лунок удаленных зубов.


ряде случаев дополнительно рассекают слизистую оболочку с небной (язычной) стороны. Отслаивают трапециевидный слизисто-надкостничный лоскут. Острые костные выступы, шипы удаляют кусачками, долотами, фрезой. Лоскут укладывают на место и фиксируют швами.

 

 

Осложнения операции удаления зуба

 

Удаление зуба может сопровождаться общими и местными осложнениями. К общим осложнениям относятся обморок, коллапс и др. Местные осложнения происходят во время операции и в послеоперационном периоде. Во время удаления зуба возникают перелом коронки или корня, травма соседнего зуба или зуба-антагониста, перелом нижней челюсти, отрыв бугра верхней челюсти, повреждение мягких тканей, кровотечение из лунки удаленного зуба, перфорация и проталкивание корня в верхнечелюстную пазуху или полость носа. Указанные осложнения возникают чаще всего из-за неправильной техники удаления зуба, а некоторые из них являются грубыми ошибками. Послеоперационный период может сопровождаться ранней и поздней луночковой болью, осложниться остеомиелитом альвеолярного отростка, поражением альвеолярных нервов. Ранняя луночковая боль, обусловленная повреждением альвеолярных нервов, обычно возникает после прекращения действия анестетика. Внешний вид альвеолы и прилегающих тканей, а также интенсивность боли соответствуют характеру оперативного вмешательства. В ряде случаев ранняя луночковая боль является результатом значительного травмирования тканей лунки. Такое осложнение может произойти при несоответствии устья лунки сильно разветвленным корням.


Поздняя луночковая боль (альвеолит) возникает через 24—48 ч после удаления зуба в результате чрезмерного повреждения тканей и их инфицирования, а также неправильного ухода за раной. При альвеолите кровяной сгусток отсутствует, стенки и дно лунки покрыты серой массой, состоящей из фибрина, белых и красных кровяных телец в состоянии распада, микробов и продуктов их распада, а также остатков разлагающейся пищи. Прилегающие к лунке ткани, регионарные лимфатические узлы болезненны при пальпации.

 

 

 

 

Тактика врача при местных осложнениях во время удаления зуба

 

1.   При переломе коронки или корня зуба удаление заканчивают с помощью элеваторов, бормашины.
2.   Лечебные мероприятия при травме соседнего и противостоящего зубов определяются степенью их повреждения (отлом части коронки, вывих зуба). При повреждении пульпы прибегают к девитализации травмированного зуба с последующим пломбированием. При вывихе зуба проводится его реплантация.
3.   Перелом нижней челюсти лечат в соответствии с локализацией и степенью повреждения в условиях стационара.
4.   При отрыве бугра верхней челюсти свободно лежащие отломки кости удаляют, а рану зашивают наглухо.
5.   При повреждении десны, губ, щек и языка на края раны накладывают швы.
6.   Кровотечение из альвеолы, возникшее непосредственно после извлечения зуба, останавливают различными способами. Тактика врача при этом осложнении определяется интенсивностью и локализацией кровотечения. При кровотечении из десны накладывают швы, давящие марлевые шарики, тампоны, пропитанные 3% раствором перекиси водорода, производят диатермокоагуляцию. В случае кровотечения со дна и стенки лунки в нее вводят турунды, пропитанные 3% раствором перекиси водорода, гемофобина, гемостатическую губку, затем накладывают давящий марлевый шарик. При безуспешности этих мероприятий лунку туго тампонируют йодоформным тампоном, затем накладывают марлевый шарик, оказывающий давление при сомкнутых челюстях. Назначают внутрь и внутривенно 10% раствор кальция хлорида, раствор гемофобина (внутрь).
При длительных и упорных кровотечениях следует исследовать свертывающую систему крови и проконсультировать больного у врача-гематолога. Таких больных целесообразно госпитализировать в стационар.
7.   При ранней луночковой боли назначают анальгетики; иногда прибегают к новокаиновым блокадам, местной гипотермии, флюктуоризации — применению с лечебной целью синусоидального переменного тока с помощью аппарата АСБ-2.
8.   При альвеолите промывают лунку антисептическими растворами (перекись водорода, фурацилин, калия перманганат). После обезболивания из лунки малой хирургической ложкой осторожно удаляют распавшиеся массы кровяного сгустка, а также ранее не удаленные инородные тела. После промывания альвеолы растворами антисептиков, протеолитических ферментов (трипсин, химотрипсин) в нее вводят йодоформный тампон, дополнительно смоченный анестезиновой эмульсией. Хороший эффект достигается при орошении альвеолы 50% раствором димексида в сочетании с оксациллином при одновременной аппликации этими же растворами переходной складки. После этого альвеолу заполняют марлевой турундой, пропитанной 40 % линиментом димексида. Назначаются анальгетики, физиотерапия (электрическое поле УВЧ, флюктуоризация).

9.         В случае перфорации верхнечелюстной пазухи при отсутствии воспалительного процесса в ней принимают меры к заживлению лунки. Нецелесообразно проводить зондирование пазухи, а также тампонаду альвеолы, поскольку тампон препятствует образованию кровяного сгустка. Наиболее благоприятные результаты отмечены при раннем устранении перфорационного отверстия лоскутом слизистой оболочки верхнего свода преддверия полости рта. В случаях проталкивания корня в верхнечелюстную пазуху после уточнения локализации корня с помощью рентгенографии производят гайморотомию со стороны собачьей ямки. После извлечения корня проводят ревизию пазухи, затем ее промывают антисептическими растворами (фурацилин, калия перманганат) и накладывают швы. При наличии в пазухе признаков патологического процесса дополнительно формируют соустье с нижним носовым ходом. Операция на верхнечелюстной пазухе при проталкивании корня проводится в ближайшие 1—2 ч в поликлинике при наличии там операционной и квалифицированных стоматологов-хирургов, владеющих техникой операции. Затем такого больного следует госпитализировать в стационар для проведения противовоспалительной терапии. Такая тактика позволяет предотвратить инфицирование пазухи инородным телом, возникновение одонтогенного гайморита, а также значительно сократить продолжительность временной нетрудоспособности больного. В тех случаях, когда в поликлинике нет условий для проведения гайморотомии, больного направляют на стационарное лечение.

Источник: medpuls.net

Всем здравствуйте!

Сегодня мой отзыв посвящен не очень приятной теме — удалению зубов. Попробую разобраться так ли все страшно и нужно ли это делать и когда.

Итак.

*****************************************************************************************************************************

История №1

*****************************************************************************************************************************

Правый нижний «зуб мудрости» начал сильно беспокоить меня в 26 лет. До этого он иногда рос, вызывая не приятные ощущения, но особенно не болел, терпимо. РОС ПОЛНОСТЬЮ В ДЕСНЕ. Виден был только один маленький уголок коронки (1 уголок из 4).

И вот, в один прекрасный момент он «дорос» до соседнего, 7-го зуба и стал упираться в его корень, вызывая ноюще-мешающие ощущения. Ныла вся нижняя челюсть с правой стороны. Зуб был абсолютно здоровый, целый, в отличном состоянии, б/у 1 раз, с большим, крепким корнем.

Это был 2006 год. г. Днепропетровск, Украина.

Я пошла в поликлинику по месту жительства, дура наивная. Стоматолог посмотрел на меня с жалостью, сказал — неа, девочка, тут я тебе не помощник — чеши, моя дорогая, в городскую стоматологию, я на себя такой зуб не возьму…

В городской стоматологии мне сделали снимок, врач поохала, поковыряла зуб.. зачем?!

И выдала свое резюме: » я вам дам направление в стационар, в больницу. Вам нужно ложиться. Зуб этот нужно расколоть на кусочки и все их удалить по частям.. при таких зубах обычно ломают челюсть, вы кем работаете? вам на работе нужно разговаривать?»

Я взяла направление и пошла думать что делать. Это были выходные.

В воскресенье, идя с магазина, я случайно обратила внимание на частную стоматологию в нашем доме на 1 этаже. Так я совершенно случайно нашла очень хорошего хирурга — профессора, преподавателя Медицинской академии, который вырвал мне этот атипичный зуб целиком, не разбивая на части.

Операция длилась 1 час 20 минут. Заключалась в том, что доктор расшатал зуб до такой степени, что смог поставить его вертикально (как все нормальные зубы) и вырвать его щипцами, обычным способом.

На место вырванного зуба, так как он лежал в десне в длину, с корнем, пришлось наложить швы саморассасывающимися нитками.

На следующий день — щека была с отеком и синяком — как будто мне серьезно двинули в челюсть.

На 5 дней врач мне выписал антибиотик — Линкомицин 2 таблетки х 3 раза в день. Также выписал и обезбаливающее — кетанов, но я им не пользовалась — не выпила ни одной таблетки.

НЕ ПОЛОСКАТЬ!

Ощущения:

Когда отошел наркоз (часов через 5-6), конечно были болевые ощущения, но не острые — тупая, ноющая боль. На следующий день уже ныло не так ощутимо. Еще через день уже совсем чуть-чуть.

Кушать я не могла. Ну то есть жевать. Совсем. Не могла толком развести челюсти. Поэтому первую неделю я ела только пюре, паштет, томатный сок, йогурт.

Через недельку смогла кушать кашку или котлетку на другую сторону.

Ну через 15-20 дней уже более-менее свободно кушала, избегая, конечно, жевать твердые продукты.

Резюме:

Удаление этой восьмерки было плановым (не срочным), было необходимо и сделано вовремя и правильно. Того хирурга я помню до сих пор, его зовут Юрий Петрович Матросов. Я благодарна за то, что он встретился мне в нужный момент, и мне не разломали зуб на части и не сломали челюсть.

*****************************************************************************************************************************

История №2

*****************************************************************************************************************************

Прошло 8 лет.

Второй нижний «зуб мудрости», слева, рос не совсем поперек, как правый. Он рос по диагонали к десне.. одним своим боком он упирался в 7-й зуб, который был ниже. Кроме того, имелась пазуха между 7-м и 8-м зубами, где скапливалась еда, и зуб от этого, начал портиться. Меня он физически не беспокоил, хотя я и понимала, что его нужно удалять. Правда, помня как это происходит, я не спешила с этим делом.

И вот, в один прекрасный день, у моей 8-ки треснул бок, который упирался в 7-й зуб. Треснул во время еды — видимо что-то я накусила на него, а так как он нависал над 7-кой, он просто не выдержал нагрузки, и часть его отвалилась.

2014 год, Днепродзержинск, Украина.

Хирург понадобился мне срочно — так как оголился нерв, и кушать (и пить!) стало просто невозможно. При малейшем прикосновении, зуб пульсировал. Поскольку он был уже немного поражен кариесом, при нарушении целостности, его нужно было удалить как можно скорее.

Хирург был выбран случайным методом — какой согласился. (по телефону)

Увидев меня в кресле, он, конечно, расстроился…

Попытался заставить меня уйти, начав рассказывать, что зуб нужно распилить на части, разрезать десну и так удалить. Но я эти сказки уже слышала, поэтому не очень испугалась. Тем более я сейчас уже старше, и спокойнее.. Прервала его истерику спокойно: «Давайте не будем пилить, вырывайте целиком! а там посмотрим — не выйдет, распилите.»

Короче, уговорила его. Врач сделал анестезию и нервно ходил вдоль стенки кабинета, настраиваясь..

Операция длилась 0 часов, 10 минут. Врач подковырнул зуб снизу (он сидел сверху), и самое сложное было — вытащить его корень из 7-ки, в которую он наполовину врос.

Доктор сам был в шоке от того, что вырвал такой зуб целиком, без распила..

Прописал антибиотик — Оспамокс и обезбаливающее Нимесил. Обезбаливающее я не пила, не пригодилось, боль была не сильной.

НЕ ПОЛОСКАТЬ!

Удалил он мне зуб в 12 часов. Часов до 19-20 я почти ничего не ощущала, в болевом и вообще осязательном плане.

Вечером началось… поскольку дыра получилась значительная, сгусток крови не мог прекратить кровотечение.. его не хватало, чтобы закрыть всю раневую поверхность, и кровь, идущая из раны просто смывала его. Легла я спать, но спать не смогла — глотая кровь в жидком и густом виде, заснуть не так просто!! Я старалась лечь на другую сторону от вырванного зуба, а кровь все текла, и текла… я начала задумываться о том, чтобы съездить в круглосуточную травматологию, зашить десну. Потом случайно улеглась на больную щеку и заснула. Видимо именно это (то, что я ее прижала) и помогло образоваться сгустку побольше, который смог остановить кровь. Но выпила я ее с полстакана точно.

Ощущения:

Первые 2-3 дня ела только пюре, паштет и соки..

Потом — на другую сторону обычную не очень твердую пищу.

Через неделю начала полоскать Гивалексом — так как рана затянулась, но дырочка в десне оставалась… Все-таки ее нужно было зашить!

Резюме:

Этот зуб нужно было удалить раньше, пока он не дорос до 7-ки, пока он не начал портиться, пока он не отломился.. И, конечно, у проверенного стоматолога — в таком случае, я бы обратилась к первому, уже точно проверенному.

******************************************************************************************************************************

Выводы

******************************************************************************************************************************

1. Сложные зубы нужно удалять только у хорошего врача — проверенного вами, вашими друзьями, родными.

2. Если 8-ки атипичные, растут не правильно, их нужно удалять — не тяните. Настройтесь и идите удалять! Чем дольше вы тянете, тем хуже потом будут последствия.

3. Первую неделю нельзя полоскать, чтобы не нарушить сгусток и чтобы не занести остатки еды и прочую грязь в рану. Потом для заживления можно полоскать.

4. Чтобы вы убедились, что остальные зубы не пострадали, и что зубы у меня растут не криво (только восьмерки росли поперек — уж не знаю почему) вот фото:

5. Удаление при необходимости я РЕКОМЕНДУЮ.

Если вы живете в перечиленных городах и нуждаетесь в помощи челюстно-лицевого хирурга, то я могу дать вам их адреса и телефоны.

Спасибо за внимание к моему отзыву, будьте красивыми и лечите / удаляйте зубы вовремя!

Лиля.

Источник: irecommend.ru

4. Методы определения жевательной эффективности.

Прежде чем приступить к изучению вопроса о методах измерения жевательной эффективности, необходимо разобраться в четырех понятиях, которые часто смешивают: жевательная сила, жевательная эффективность, жевательное давление и жевательная мощность. Жевательной силой называется в физиологии сила, которая может быть развита всей жевательной мускулатурой, поднимающей нижнюю челюсть. Она равна, согласно данным Вебера, в среднем 390—400 кг [физиологический поперечник всех трех пар мышц поднимателей нижней челюсти равен 39 см2(m. temporalis = 8 см2, m. masseter = 7,5 см2, m. pterygoideus medialis = 4 см2, а 1 см2 площади физиологического поперечника мышцы может развить силу в 10 кг; следовательно, все подниматели могут развить силу в 390—400 кг).

Стоматологов, однако, интересует не абсолютная, не потенциальная сила, которая может быть развита жевательной мускулатурой, а та сила, которую развивают жевательные мышцы во время выполнения функции жевания. Жевательная ценность зубочелюстной системы не может быть измерена в килограммах. Она может быть определена в сравнительных величинах по степени измельчения пищи. Степень измельчения, до которой пища доводится зубочелюстной системой, во время выполнения ею функции жевания, называется жевательной эффективностью. С. Е. Гельман применяет вместо термина «жевательная эффективность» термин «жевательная мощность». Но мощностью в механике называется работа, производимая в единицу времени, она измеряется в килограммометрах. Работа же жевательного аппарата может быть измерена не в абсолютных единицах, а в относительных — по степени измельчения пищи в полости рта в процентах. Поэтому результат работы жевательного аппарата в единицу времени в процентах не может быть назван жевательной мощностью; правильнее его будет назвать жевательной эффективностью. Жевательная эффективность измеряется в процентах по сравнению с интактной зубочелюстной системой, жевательная эффективность которой принимается за 100%.

В стоматологии (по предложению проф. С. Е. Гельмана) применяется термин «жевательное давление». Жевательным давлением С. Е. Гельман называет ту часть жевательной силы, которая может быть реализована только на одном каком-либо участке зубочелюстной системы. Жевательное давление измеряется в килограммах при помощи гнатодинамометра.

Гнатодинамометрия

Измерением жевательной силы занимались еще в XVII веке. В 1679 г. Борелли писал о следующем способе измерения жевательной силы. Он клал на нижний моляр веревку, завязывая ее концы, и подвешивал к ней гири, преодолевая таким образом сопротивление жевательной мускулатуры. Вес гирь, оттягивающих нижнюю челюсть вниз, равнялся 180—200 кг. Такой способ измерения жевательной силы весьма несовершенный, так как при этом не учитывалось, что в удержании груза принимали участие не только жевательная, но и шейная мускулатура. Блек, М. С. Тиссенбаум предложили для измерения жевательного давления гнатодинамометр (рис. 47). Этот аппарат обычно напоминает роторасширитель: он снабжен двумя щечками, раздвигающимися пружиной. Пружина отодвигает стрелку по шкале с делениями в зависимости от силы смыкания зубных рядов; стрелка показывает большее или меньшее жевательное давление. В последнее время разработан электронный гнатодинамометр (рис. 48).

Гнатодинамометрия имеет тот недостаток, что она производит измерения только вертикально го давления, а не горизонтального, при помощи которого человек раздавливает и размалывает пищу. Кроме того, аппарат не дает точных результатов измерения, так как пружина быстро портится. Некоторые сторонники гнатодинамометрии установили путем многочисленных измерений средние цифры жевательного давления для зубов верхней и нижней челюсти.

Однако эти числа точно так же, как и другие, получаемые при гнатометрии, не могут быть использованы как типичные показатели, так как величина жевательного давления, выраженная в килограммах, зависит от психосоматического состояния больного во время испытания, а это состояние различно у разных лиц и даже у одних и тех же лиц в разное время. Кроме того, гнатодинамометрия имеет еще и другие недостатки. Следовательно, приведенные величины не постоянные, а переменные, чем и объясняется резкое расхождение результатов измерения жевательного давления по данным разных авторов.

Статические методы определения жевательной эффективности по Н.И. Агапову и И.М. Оксману

В силу сказанного многие авторы начали работать над установлением постоянных величин для определения жевательного давления зубов. Авторы с этой целью применяли сравнительную методику измерения жевательного давления. Приняв жевательное давление самого слабого зуба, т. е. бокового резца, за единицу измерения, они сравнивали с ним жевательное давление остальных зубов. При этом получились величины, которые могут быть названы константами, так как они являются постоянными. Авторы с своем методе руководствовались анатомо-топографическими особенностями данного зуба — величиной жевательной или режущей поверхности, количеством корней, толщиной и длиной этих корней, количеством бугров, поперечным сечением шейки, расстоянием местоположения зубов от угла нижней челюсти, анатомо-физиологическими особенностями пародонта и т. д.

Н. И. Агапов принял жевательную эффективность всего жевательного аппарата за 100% и исчислял жевательное давление каждого зуба в процентах, получив жевательную эффективность путем сложения жевательных коэффициентов оставшихся зубов (табл. 5).

Для получения представления о нарушениях жевательного аппарата обычно подсчитывают количество зубов. Эта методика неверна, так как дело не только в количестве зубов, но и в их жевательной ценности, в их значении для жевательной функции. Таблица жевательных коэффициентов зубов дает возможность при учете потери жевательной эффективности получить представление не только о количестве, но и до некоторой степени о жевательном коэффициенте зубов. Однако данная методика нуждается в поправке. Эта поправка и сделана Н. И. Агаповым. При исчислении жевательной эффективности нарушенной зубочелюстной системы должны быть приняты во внимание только зубы, имеющие антагонистов. Зубы, не имеющие антагонистов, почти лишены значения как органы жевания. Поэтому подсчет должен быть не по количеству зубов, а по количеству пар артикулирующих зубов (табл. 6).

Указанная поправка весьма существенна и пользование этой поправкой дает совершенно иные цифры, чем определение жевательной эффективности без этой поправки. Пример—зубная формула:

Без поправки жевательная эффективность составляет 50%, между тем при пользовании поправкой Н. И. Агапова жевательная эффективность равна 0, ибо больной не имеет ни одной пары антагонирующих зубов. И. М. Оксман предлагает следующие жевательные коэффициенты для утерянных зубов верхней и нижней челюстей

И. М. Оксман считает необходимым, кроме функциональной ценности утерянных зубов, учитывать еще функциональное состояние оставшихся зубов. Функциональное состояние следует оценивать по подвижности зуба. Зубы с патологической подвижностью первой степени считаются нормальными, второй степени — как зубы, имеющие только 50% жевательной ценности, зубы с патологической подвижностью третьей степени, а также многокорневые зубы с острым периодонтитом считать как отсутствующие. Зубы, пораженные кариесом, которые могут быть запломбированы, следует считать полноценными.

По Н. И. Агапову, отсутствие зуба на одной челюсти расценивается как отсутствие двух зубов (указанный зуб и одноименный антагонист). Учитывая это, И. М. Оксман предлагает вести запись в виде дроби: в числителе пишется цифра, обозначающая утрату жевательной эффективности на верхней челюсти, а в знаменателе — цифра, обозначающая утрату жевательной эффективности на нижней челюсти. Такое обозначение функциональной ценности дает правильное представление о прогнозе и результате протезирования. Исчисление жевательной эффективности по И. М. Оксману несомненно более целесообразно, чем по Н. И. Агапову, так как по этой схеме врач получает более полное представление о состоянии зубочелюстной системы.

Пародонтограмма ао В.Ю. Курляндскому

В. Ю. Курляндский предложил статический метод определения функционального состояния опорного аппарата зубов, который он назвал пародонтограммой. Пародонтограмма получается путем занесения сведений о каждом зубе и о выносливости его опорного аппарата (табл. 8) в специальный чертеж условными обозначениями.

Чертеж состоит из пяти строк. В третью строку заносятся обозначения каждого зуба (зубная формула) арабскими цифрами. Два ряда клеток над зубной формулой предназначены для записи состояния опорного аппарата каждого зуба верхней челюсти, а два ряда клеток под зубной формулой — для записи состояния опорного аппарата зубов нижней челюсти.

Пародонтограмма имеет целью дать врачу возможность сравнить функциональную ценность различных групп зубов верхней челюсти с соответствующими группами зубов нижней челюсти. Но эта цель, к сожалению, автором пародонтограммы не достигается. Во-первых, сам автор пишет: «В акте откусывания пищи могут не участвовать все фронтальные зубы верхней и нижней челюсти, в результате чего все приведенные расчеты не будут отражать истинных силовых соотношений между антагонирующими группами зубов при откусывании пищи». Во-вторых, «в одном случае фронтальные зубы используются для разжевывания пищи (при отсутствии жевательных зубов или их болезненности), а в другом — жевательные зубы, главным образом премоляры, используются для откусывания пищи». Следовательно, уже, по признанию самого автора, пародонтограмма неудовлетворительна.

Кроме того, для определения работоспособности каждого зуба автор использует таблицу Габера, составленную на основании данных гнатодинамометрии. Между тем гнатодинамометрия является порочным методом по следующим соображениям:

1. Гнатодинамометрия дает представление только о жевательном давлении в вертикальном направлении и не учитывает давления в других направлениях, а также не учитывает действия других компонентов, влияющих на жевательную эффективность, а именно количество и качество слюны, нейрожелезистый аппарат полости рта, жевательная и мимическая мускулатура, анатомо-физиологические особенности языка и др.

2. При пользовании гнатодинамометрией измеряется жевательное давление каждого зуба в отдельности, между тем зубной ряд» представляет собой не сумму зубов, а зубную систему, в которой существует тесная взаимозависимость как между отдельными элементами ее, так и между каждым элементом и всей системой в целом.

3. Гнатодинамометрия не учитывает индивидуальных особенностей зубной системы у различных больных, а является стандартным методом, что противоречит установкам советской медицины.

4. Что касается, в частности, данных по Габеру, то это худший гнатодинамометрический метод, ибо полученные им данные мифические (1408 кг) и ни в какой мере не соответствуют даже средним цифрам жевательной эффективности зубов. Таким образом, гнатодинамометрия не в состоянии дать правильное представление о состоянии интактных зубов.

5. Еще хуже обстоит дело при определении по методу В. Ю. Курляндского состояния опорного аппарата зубов, пораженных пародонтозом. Он предлагает измерять глубину десневого кармана, но глубина десневого кармана определяется путем измерения самого глубокого места кармана. Между тем известно, что глубина патологического кармана неравномерна и общее состояние всего кармана не может быть определено этим путем. Кроме того, известно, что для установления характера атрофии имеет не меньшее значение и расширение периодонтальной щели, а о последнем измерение глубины кармана не дает никакого представления.

6. К тому же следует добавить, что атрофия костной ткани и глубина десневого кармана характеризуют морфологические особенности патологического процесса. Между тем на современном уровне медицинской науки необходимо в вопросе диагностики учитывать не только морфологические расстройства, но и функциональное состояние тканей.

Таким образом, неудовлетворительность метода использования жевательных коэффициентов по Габеру усугубляется применением неполноценного способа измерения глубины кармана, и данные, полученные при пользовании пародонтограммой, не соответствуют действительности.

Динамический метод определения жевательной эффективности

Для правильного суждения о функциональной способности жевательного аппарата необходим динамическии метод, т.е, нужен учет всех движений нижнеи челюсти и состояния всех элементов жевательного аппарата, «принимающих участие в акте жевания: нейрорефлекторные связи, железистый и двигательный аппараты полости рта, мягкие ткани полости рта и т. д. Кроме того, в правильной оценке состояния жевательного

аппарата играют роль особенности зубочелюстной системы: соотношение зубных рядов, соотношение челюстей, интенсивность жевания, зависящая от количества жевательных движений и силы жевательного давления. Особенно важно в динамике нижней челюсти число артикулирующих зубов.

Акт измельчения пищи состоит, как известно, из трех моментов: из разрезывания, раздавливания и размалывания пищи. Вся эта работа сопровождается обильным выделением слюны. Полноценность механической обработки зависит от количества артикулирующих зубов во время движения зубного ряда. При большом количестве артикулирующих зубов измельчение пищи улучшается. Между тем стёпень измельчения пищи в зависимости от количества артикулирующих зубов и других указанных факторов, имеющих значение для функционального состояния зубочелюстной системы, может быть выявлена только во время жевания. Поэтому наиболее ценным методом измерения жевательной эффективности при интактной зубочелюстной системе является метод функциональной диагностики жевательного аппарата. Этот метод может быть осуществлен при помощи функциональной жевательной пробы, мастикациографии, мастикациодинамометрии, миографии и миотонометрии. Опишем только два первых способа определения жевательной эффективности.

С. Е. Гельман, изучавший и модифицировавший метод жевательной функциональной пробы по Христиансену, установил, что лица с полноценным жевательным аппаратом, обладающие стопроцентной жевательной эффективностью, хорошо пережевывают 5 г миндаля в течение 50 секунд, измельчая их за это время до того, что разжеванная масса после высушивания свободно проходит через сито с отверстиями, диаметр которых равен 2,4 мм. При наличии дефектов в зубочелюстной системе миндаль в течение 50 секунд измельчается не полностью и потому через сито проходит лишь часть пережеванной массы. В связи с этим С. Е. Гельман предлагает следующий метод функциональной жевательной пробы. Больному предлагают жевать 5 г миндаля в течение 50 секунд, затем больной выплевывает всю массу (ее высушивают и просеивают через сито с отверстиями 2,4 мм). Если масса пережеванного миндаля просеивается, это означает, что жевательная эффективность равна 100%; если просеивается только часть, можно вычислить процент потери жевательной эффективности, принимая 1 г непросеянного миндаля за 20% потери жевательной эффективности (см. «Определение функциональной жевательной пробы»). Для изучения эффективности санации полости рта или протезирования, а также эффективности какой-либо конструкции протеза метод функциональной диагностики в виде жевательной пробы является почти незаменимым и должен быть широко внедрен в практику.

Дача жевательной пробы. Отвешивают 5 г миндаля или зерен урюка. Целесообразно заранее приготовить пакетики с отвешенными порциями. Исследуемый садится за стол, на котором стоит небольшая фарфоровая чашка и стакан кипяченой воды комнатной температуры (14—16°). Ему предлагают взять в рот все 5 г зерен и приступить к разжевыванию по сигналу. После слова «начните» исследуемый начинает разжевывать зерна. Начало жевания отмечается на секундомере. Через 50 секунд дают сигнал, по которому исследуемый перестает жевать и выплевывает всю массу в чашку, затем он прополаскивает рот и выплевывает воду в эту же чашку. Если у больного съемные протезы, то их вынимают изо рта и споласкивают над той же чашкой. В чашку наливают 5—10 капель 5% раствора сулемы для дезинфекции. Очень важно, чтобы во время исследования в лаборатории была спокойная обстановка. Исследуемый должен сидеть спокойно, не спешить, не нервничать. Для этого необходимо кратко сообщить ему о цели пробы и ее продолжительности.

Обработка полученной пробы. Разжеванную массу процеживают через марлю. Для этого стеклянную или металлическую воронку средних размеров (8—10 см в диаметре) вставляют в стеклянный полый цилиндр или в обыкновенную бутылку. Марлевый квадратик размером 15 X 15 см смачивают водой и накладывают на воронку так, чтобы

марля провисла, а свободные ее края спускались над краем воронки. Левой рукой марлю прижимают к краю воронки, а правой выливают содержимое чашки на марлю. Если на дне чашки остался осадок, надо налить в нее немного воды, взболтнуть и быстро вылить на марлю. Край марли во время процеживания не должен спускаться внутрь воронки, так как при этом часть массы может проскочить в нижний сосуд. Если это случится, то следует расправить края марли, фиксировать ее к краю воронки, переставить воронку в другой запасный сосуд и вылить в .нее содержимое первого сосуда. Учитывая возможность таких случаев, каждую жевательную пробу необходимо отцеживать над совершенно пустым чистым сосудом.

После процеживания марлю с оставшейся массой кладут в фарфоровую чашку средних размеров или на чайное блюдце. Для высушивания массы чашку с марлей переносят на соответствующих размеров водяную баню, а за неимением таковой — в кастрюлю или глубокую металлическую чашку, наполненную водой, чашку ставят на огонь. Сушка в шкафу; более кропотлива; кроме того, при этом нет гарантии от пересушивания и обугливания массы, что может повести к изменению формы и веса частиц. Когда вся масса высохнет, чашку с марлей снимают с водяной бани, ставят на стол и отделяют марлю с находящейся на ее поверхности массой от дна чашки, после чего легкими движениями рук свободно снимают всю массу с марли в чашку. Последнюю вновь ставят ещё на некоторое время на баню для окончательного доведения пробы до сухого состояния. Перед окончанием сушки массу надо несколько раз перемешать фарфоровым или металлическим шпателем. Этим же шпателем следует очистить массу со дна чашки. Масса считается окончательно высушенной, если она при разминании между пальцами не склеивается в комок, а легко рассыпается. Во время сушки необходимо следить, чтобы в водяной бане не выкипела вода, так как это может повести к пересушиванию или даже к обугливанию массы.

Для просеивания высушенной массы служит металлическое сито с круглыми отверстиями диаметром 2,4 мм. Такие отверстия одинакового диаметра во всех направлениях являются более точными измерителями, чем квадратные отверстия сит Христиансена. Сито может быть приготовлено из любой алюминиевой или жестяной чашки небольших размеров, в дне которой просверливают отверстия круглым бором диаметром 2,4 мм. Сито ставят над какой-нибудь сухой чашкой, высыпают всю массу в сито, слегка и, встряхивая, отсеивают всю мелко разжеванную массу. На сите остаются только частицы, диаметр которых больше диаметра отверстий. Отсеивание надо производить тщательно, часто помешивая массу, лучше всего деревянной палочкой, чтобы через отверстия прошли все достаточно измельченные кусочки. Часть массы, оставшуюся на сите, аккуратно пересыпают на часовое стеклышко и взвешивают с точностью до сотой доли грамма. Для облегчения и ускорения работы надо иметь в запасе несколько предварительно взвешенных часовых стеклышек. Полученный вес переводят в процентное отношение ко всей стандартной массе (5 г), пользуясь простой формулой.

Физиологическая проба по И.С. Рубинову

И. С. Рубинов разработал следующие физиологические пробы учета эффективности акта жевания. Испытуемому предлагают жевать одно ядро ореха весом 800 мг (средний вес ореха) на определенной стороне, пока не появится рефлекс глотания. Разжеванную массу больной выплевывает в чашку, рот прополаскивает водой и выплевывает в ту же чашку. В дальнейшем массу обрабатывают по Гельману, т. е. промывают, высушивают и просеивают через сито с круглыми отверстиями 2,4 мм, полученный остаток взвешивают. С этой же целью он применял сухарь (500 мг) и кусочек мягкого хлеба весом 1 г, равные объему ядра ореха, причем учитывалось время Жевания до проглатывания этих кусков. Данные Исследования показали, что по мере ухудшения состояния жевательного аппарата удлиняется время жевания до глотания и увеличиваются размеры проглатываемых частиц. Например, у взрослых с полноценным жевательным аппаратом продолжительность жевания одного ядра ореха до глотания равна в среднем 14 секундам, а остаток в сите равен 0. При отсутствии 2—3 зубов на одной стороне время жевания до глотания одного ядра ореха равно 22 секундам, а остаток в сите равен 150 мг. При неудовлетворительных полных протезах время жевания одного ядра ореха до глотания равно 50 секундам, а остаток в сите равен 350 мг. Разница показателей ярче всего выявляется при жевании ореха, слабее — при жевании сухаря и еще слабее — при жевании мягкого хлеба.

И. С. Рубинов указывает, что проба с жеванием одного ядра ореха до глотания по сравнению с 5 г, состоящими из нескольких ядер, ближе к нормальному естественному пищевому раздражению и позволяет учесть эффективность жевания на различных участках зубных рядов и отдельных групп артикулирующих зубов. Пробу с одним ядром можно также успешно использовать для оценки жевательного эффекта в процентах. Процент вычисляется как в пробе по С. Е. Гельману, т. е. вес ядра ореха относится к остатку в сите, как 100: х.

Если больной не в состоянии разжевать ядро ореха, то можно применить пробу с сухарем. Критерием для суждения об эффективности жевания служит продолжительность жевания до глотания (срок жевания сухаря до глотания равен в среднем 8 секундам). При жевании сухаря получается сложный комплекс рефлексов двигательного и секреторного порядка. Эти рефлексы действуют с момента попадания куска пищи в рот. При этом двигательный рефлекс связан с дроблением сухаря, а секреторный — с выделением слюны, которой смачиваются и смазываются шероховатые частицы сухаря перед проглатыванием.

Способствуя размельчению пищевых веществ, жевательные движения увеличивают воздействие слюны и способствуют быстрейшему формированию комка и его проглатыванию. Наблюдения И. С. Рубинова показали, что с появлением сухости во рту после принятия атропина время жевания до глотания удлиняется, а размеры проглатываемых кусков увеличиваются.

Мастикациография по И.С. Рубинову

И. С. Рубинов, изучая механизм рефлексов, осуществляемых в полости рта, разработал графический метод учета двигательной функции жевательного аппарата. При помощи специальных аппаратов (мастикациографа) записываются всевозможные движения нижней челюсти на ленте кимографа или осциллографа. По кривым можно судить о характере жевательных движений нижней челюсти. Этот метод назван автором мастикациографией (запись жевания).

Сущность этого метода заключается в том, что при помощи мастикациографа, состоящего из резинового баллона и пластмассового футляра, путем воздушной передачи через мареевскую капсулу записываются на вращающейся ленте кимографа бсевозможные движения нижней челюсти.

Графически в норме принятие одного куска пищи до момента проглатывания характеризуется пятью фазами. На мастикациограмме каждая фаза имеет свою характерную графическую картину.

I фаза — фаза покоя — до введения пищи в рот. При этом нижняя челюсть неподвижна, мускулатура находится в минимальном тонусе, нижний зубной ряд отстоит от верхнего на расстоянии 2—3 мм. На мастикациограмме эта фаза обозначается в виде прямой линии (I) в начале жевательного периода на уровне между основанием и вершиной волнообразной кривой.

II фаза — фаза введения пищи в рот. Эта фаза соответствует моменту введения куска пищи в рот. Графически этой фазе соответствует первое восходящее колено кривой (II), которое начинается сразу из линии покоя. Размах этого колена максимально выражен, а крутизна его указывает на скорость введения пищи в рот.

III фаза — фаза начала жевательной функции, или ориентировочная фаза. Начинается эта фаза с вершины восходящего колена и соответствует процессу приспособления к разжевыванию куска пищи и дальнейшей его механической обработке. В зависимости от физико-механических свойств пищи происходят изменения в ритме и размахе кривой данной фазы. При первом дроблении целого куска пищи одним движением (приемом) кривая этой фазы имеет выраженную плоскую вершину (плато), переходящую в пологое нисходящее колено до уровня линии покоя. При начальном дроблении и сжатии отдельного куска пищи в несколько приемов (движений) путем подыскания лучшего места и положения для сжатия и дробления происходят соответствующие изменения в характере кривой. На фоне плоского плато (вершины) имеется ряд коротких добавочных волнообразных подъемов, расположенных выше уровня линии покоя.

IV фаза — фаза основной жевательной функции. Графически эта фаза характеризуется правильным чередованием периодических жевательных волн. Характер и продолжительность этих волн в нормальном жевательном аппарате зависят от консистенции и величины куска пищи. При жевании мягкой пищи отмечаются частые равномерные подъемы и спуски жевательных волн.

При жевании твердой пищи в начале фазы основной жевательной функции отмечаются более редкие спуски жевательной волны. Чем пища тверже и оказывает большее сопротивление, замедляя момент поднятия нижней челюсти, тем нисходящее колено более отлого. Затем, последовательно подъемы и спуски жевательных волн учащаются. Интервалы между отдельными волнами (0) соответствуют паузам при остановке нижней челюсти во время смыкания. Величина этих интервалов указывает на продолжительность пребывания зубных рядов в стадии смыкания. Смыкание может быть при контакте жевательных поверхностей и без контакта. Об этом можно судить по уровню расположения линии интервалов или «петель смыкания», как они будут именоваться ниже. Расположение «петель смыкания» выше уровня линии покоя указывает на отсутствие контакта между зубными рядами. Если же «петли смыкания» расположены ниже линии покоя, то это означает, что жевательные поверхности зубов в контакте или близки к контакту.

Ширина петли, образованной нисходящим коленом одной жевательной волны и нисходящим коленом другой, указывает на скорость перехода от смыкания к размыканию зубных рядов. Острый угол петли говорит о том, что пища подверглась кратковременному сжатию. Увеличение этого угла указывает на большую продолжительность сжатия пищи между зубами. Прямая площадка этой петли свидетельствует о соответствующей остановке нижней челюсти в процессе раздавливания пищи. «Петля смыкания» с волнообразным подъемом посредине (0) говорит о растирании пищи при скользящих движениях нижней челюсти. Описанная выше графическая картина кривой основной фазы жевательной функции дает представление о том, как происходит последовательное сжатие и дробление пищи и ее растирание.

V фаза — фаза сформирования комка с последующим проглатыванием его. Графически эта фаза отмечается волнообразной кривой с некоторым уменьшением высоты размахов этих волн. Акт формирования комка и подготовки его к глотанию зависит от свойств пищи. При мягкой пище комок формируется в один прием; при твердой рассыпчатой пище он формируется и проглатывается в несколько приемов. Соответственно этим движениям записываются кривые на вращающейся ленте кимографа. После проглатывания пищевого комка устанавливается новое состояние покоя жевательного аппарата. Графически это состояние покоя представляется в виде горизонтальной линии. Она служит первой фазой следующего жевательного периода.

Соотношение продолжительности отдельных фаз жевательного периода и характер участков кривой меняются в зависимости о г размеров пищевого комка, консистенции пищи, аппетита, возраста, индивидуальных особенностей, состояния нервнорефлекторных связей жевательного аппарата и центральной нервной системы. При пользовании методом мастикациографии следует правильно применять соответствующий регистрирующий аппарат, а анализ кривых должен базироваться на точных знаниях физиологических основ жевательного аппарата.

Источник: StudFiles.net


Categories: Зуб

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector